radion_gz_china (radion_gz_china) wrote,
radion_gz_china
radion_gz_china

Китай: политический мацзян на пороге революции

Конец июля. В Шанхае заблокированы вылеты всех авиарейсов. Задержаны самолеты в полувоенном пекинском аэропорту «Наньюань», задерживаются скоростные поезда «Шанхай-Пекин». Большая часть воздушного пространства страны перекрыта внезапными учениями военно-воздушных сил. В Пекине ведется подготовка спецназа полиции по применению огнестрельного оружия в случае массовых волнений. Заблокирован американский поисковик и де-факто новостная площадка Google. По всему Китаю снимают глав горкомов и обкомов, начальников ведомств «федерального значения», публикуется закон о поимке бежавших за рубеж преступников, в Гуандуне со своих должностей летят 800 чиновников, имеющих родственников за границей. Кульминацией этой истории становится объявление о начале расследования против могущественного «силовика» и «нефтянника» Чжоу Юнкана. В связи с этим на октябрь 2014 года намечен 4-ый пленум Центрального комитета партии, который будет посвящен «управлению на основе законности». Иными словами, станет началом теперь уже полномасштабной чистки партийной элиты, в конце которой целая страна и половина мира достанутся клану-победителю. Соперники намерены играть ва-банк...



«Сычуаньский Берия» Чжоу Юнкан

Против бывшего куратора всех силовых структур Поднебесной, а также «главного нефтянника» страны Чжоу Юнкана официально начато партийное расследование. Бескомпромиссный Чжоу обвиняется в хищениях и получении взяток на беспрецедентно огромную сумму – 14,5 млрд долларов. Однако взятки – это лишь вершина айсберга

Чжоу Юнкан известен как покровитель бывшего «красного мэра» Чунцина Бо Силая, который считался основным конкурентом нынешнего главы Китая Си Цзиньпина. Кто-то называет Чжоу Юнкана человеком «шанхайской группы» бывшего генсека и сохранившего свое влияние Цзян Цзэминя, а кто-то вспоминает, что Чжоу выдвинулся еще при Дэн Сяопине, который продвигал во власть свою «сычуаньскую группу». И действительно, перед взлетом карьеры в силовых структурах Чжоу несколько лет провел на посту провинции Сыучань, соседней с упомянутым выше Чунцином. Чтобы окончательно запутать читателя, добавим, что карьеру «федерального» уровня политик начал делать при генсеке «аньхойской группы» Ху Цзиньтао.

Политический мацзян: борьба региональных группировок

Эта политическая игра выглядит крайне запутанной для западного наблюдателя, привыкшего к шахматам, где состязание ведется между двумя соперниками, но достаточно понятна для тех, кто играет в китайский мацзян. Здесь четыре независимых игрока одновременно противостоят друг другу и входят в союз с двумя, чтобы победить третьего. Самый главный принцип противостояния «по-китайски» –  использовать схватку соперников для собственной победы. Стоит добавить, что огромный Китай включает в себя отличающиеся в языковом и культурном плане регионы, разница между которыми примерно соответствует разнице между Польшей, Сербией, Россией и Украиной, и у каждого из регионов существует своя политическая группировка на общекитайском политическом пространстве. Об истории борьбы этих группировок пойдет речь ниже.

Сражающиеся царства: царство Шу против царства У

В конце эпохи правления Мао Цзэдуна стало ясно, что развитие с упором на собственный внутренний рынок завело Китай в тупик. Бедной аграрной стране с огромным количеством незанятых рабочих рук для дальнейшего развития нужны были внешние рынки сбыта. Но главным вопросом для политической верхушки Китая была не смена экономической модели на экспортную, а вопрос, какой из регионов станет «локомтивом» новой модели и получит максимум дивидендов от развития. И этим регионом стал Южный Китай –  именно в провинциях Гуандун и Фуцзянь были созданы первые свободные экономические зоны, а инвестиции зарубежных китайцев полились туда рекой. Шанхай, провинции Цзянсу и Чжэцзян –  вечных конкурентов Гуанчжоу и Гонконга – нововведения обошли стороной.

Выбор в пользу Южного Китая «дедушка китайских реформ» Дэн Сяопин сделал не случайно. Выдающемуся полевому командиру, представителю сыучаньской армейской элиты посчастливилось обладать не только сычуаньскими корнями древнего царства Шу, но и национальностью хакка, которых за способности к торговле и особенной культуре можно сравнить разве что с евреями. По странному стечению обстоятельств большинство сородичей Дроздова (псевдоним Дэн Сяопина) оказались именно в Южном Китае и в странах Юго-Восточной Азии. Не случайно второй человек в государстве при Дэн Сяопине –  Ли Пэн –  также был хакка, жена Ли Пэна руководила Даяваньской АЭС в Гуандуне, а один из его сыновей остался жить в почти полностью населенном хакка – Сингапуре.

Реформы шли на ура, а развитие частного сектора в Гуандуне было настолько стремительным, что дельта реки грозила через какое-то десятилетие превратится в центр Китайского мира – от Харбина до Сингапура, а таким городам как Пекин и Шанхай уготовить участь периферии со всеми вытекающими последствиями.

Но южно-китайской сказке не суждено было сбыться. События 1989 года и последующее требования «части общественности» демократизации страны, заставили Дэн Сяопина уйти с поста генерального секретаря. Этот пост занял секретарь горкома Шанхая – Цзян Цзэминь, открывший для Китая новую, шанхайскую страницу истории. К слову, первым за демократизацию выступило студенчество (и разумеется комсомол) Аньхоя, за которым последовали выступления других провинций Шанхайского региона. После ухода Дэна от власти провинция Сычуань была разделена на Сычуань и город центрального подчинения Чунцин, были заведены громкие дела против корпораций Гуандуна, а госинвестиции широкой рекой полились в Шанхай.

Раскол в рядах «Шанхайской группы» – удар с тыла

Насколько связаны с Ху Цзиньтао комсомольские выступления в Аньхое, спровоцировавшие Тяньаньмэнь-1989, повлиявшие на захват «шанхайцами» верховной власти в стране – неизвестно, однако «комсомолец» и аньхоец Ху Цзиньтао, до этого занимавший скромные посты губернаторов самых бедных провинций Китая, при Цзян Цзэмине резко пошел в гору и попал на высшие посты в «федеральном центре». Ху представлял собой фигуру «идеального исполнителя» и верного марксиста-ленинца, без вредных привычек типа игры в английский бридж или курения сигар, которыми славился Дэн Сяопин, видимо, это сыграло ключевую роль при выборе его преемником Цзян Цзэминя.

Однако Ху не долго играл роль сдержанного и лояльного провинциала: после его прихода к власти практически полностью был заменен весь состав политической верхушки, а апогеем борьбы с недавним протеже стало развернутое в 2006 году дело против Чэнь Лянъюя – бывшего тогда секретарем горкома Шанхая. С тех пор раскол между бывшими союзниками обозначился достаточно четко, центральная власть в стране оказалась в руках противоборствующих лагерей, чем не могли воспользоваться разгромленные еще в начале 90-х, но все еще сильные сычуаньцы, а также новые, до селе находившиеся в тени – шэньсийцы с их мудрым лидером Си Цзиньпином.

Мастер мацзян, или как в драке двоих выигрывает третий

Новость о том, что Си Цзиньпин и Ли Кэцян станут новыми лидерами страны появилась в Китае за несколько лет до их реального назначения. Интрига о том, кто будет первым, а кто вторым, сохранялась практически до 2010 года, когда Си Цзиньпин занял пост зампредседателя КНР, став вторым человеком в стране.

Если принадлежность нынешнего премьера и второго человека в стране аньхойца Ли Кэцяна к клану Ху Цзиньтао не вызывает сомнений, как и то, что Ху сумел лишь гарантировать свою безопасность, но не сохранить за собой верховную власть, то личность, принадлежность и самое главное планы нового хозяина Поднебесной – вещь достаточно туманная.

15 лет своей политической карьеры уроженец лежащей на шелковом пути провинции Шэньси Си Цзиньпинпровел в слабо развитой, славящейся своими пиратами и контрабандистами приморской провинции Фуцзянь. Там же – в свободной экономической зоне и прекрасном курорте Сямэнь – он познакомился с армейской певицей Пэн Лиюань, ставшей его второй женой, но не только… Политическая карьера молодого партийного и военного функционера могла оборваться в самом начале: странным образом один из почетных граждан города Сямэнь, вхожий и в кабинет нашего героя, оказался и самым крупным в Китае контрабандистом. От политической смерти нынешнего генсека спас Цзян Цзэминь. По странному стечению обстоятельств у Си Цзиньпина, с тех пор не прекращался рост именно в Шанхайском регионе и непосредственно в Шанхае, откуда он в 2010 году взошел на самый верх политической системы Китая – в Постоянный комитет политбюро ЦК КПК.

Судя по всему, борьба аньхойцев с шанхайцами увенчалась неким политическим компромиссом: место самого главного заняла компромиссная фигура Си Цзиньпина, а роль второго человека страны и гаранта безопасности Ху занял аньхоец Ли Кэцян.

Политическую гармонию немного омрачил инцидент с попыткой захвата власти сычуаньской-южнокитайской группировкой, которая на сегодняшний момент фактически полностью разгромлена: «красный мэр» Бо Силай и его супруга – в тюрьме, против Чжоу Юнкана начато расследование, которое омрачается дымом то и дело горящих нефтезаводов и нефтепроводов корпорации «Синопек», а представитель «южан» губернатор Ван Ян, удаленный из политбюро, занимает должность вицепремьера страны. Не повезло только мэру ГуанчжоуВань Цинляну: в апреле этого года он попал под следствие. О таких странных вещах, как самоубийства высших полицейских чиновников Гуандуна и демонстраций журналистов в Гуанчжоу - в этой статье упоминать, наверное, было бы лишним.

Казалась бы, в Поднебесной наконец-то воцарилась гармония, а между представителями различных кланов достигнут компромисс. Однако, прогрессирующий вакуум идеологии, который многими китайцами расценивается крайне пессимистично, а также грядущая приватизация государственных монополий – де-факто передел госсобствености в стране – только подстегивает политические страсти.  С больничной койки в палате для раковых больных взят под арест второй человек в армейском руководстве и, как предполагается, человек Ху Цзиньтао – Сюй Цайхоу. Новый виток противостояния между «шанхайским» и «аньхойским» кланом?

На пороге революции

Похоже, игра между «шахайским», «аньхойским», «сычуаньским» и «южнокитайским» кланами только обостряется. Борьба за власть ведется на фоне роста социальной нестабильности: индекс Джини, который фиксирует разницу между богатыми и бедными, по оценкам сотрудников Пекинского университета достиг предреволюционного показателя – единицы. Пикантность ситуации состоит в том, что разрыв носит региональный характер: основное богатство страны сосредоточено в приморских районах, которые совершенно не привязаны к внутреннему рынку Китая. Когда страна «стоит перед небывалым в истории количеством вызовов», только мастер политического мацзяна сможет, устранив своих конкурентов чужими руками, направить Китай по верному курсу и подготовить его к новым внутренним и внешним вызовам…

Н.Владимиров «Южный Китай», 9.08.2014

Tags: новости Китая
Subscribe
promo radion_gz_china february 24, 2015 08:58 6
Buy for 40 tokens
Cтудентка, комсомолка, спортсменка. Наконец, она просто красавица! Хотите самого лучшего помощника в Китае? Лучший гид и помощник по Китаю и по совместительству , моя дочь :) Думаю, после окончания университета в Гуанчжоу в прошлом году,мою дочь можно отпускать на вольные хлеба.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments